Чудесная бортпроводница

В 1979 году я служил в армии. Во время положенного отпуска летел из Хабаровска в Барнаул на Ту-154. Это был мой первый полет в жизни, и можете представить, какие непередаваемые ощущения я испытывал тогда и от самого пребывания на борту лайнера, и от скорой встречи с родными и друзьями.

Еще при посадке в самолет я обратил внимание на одну из бортпроводниц. Очаровательная стройная блондинка в голубой форме белозубой улыбкой встречала каждого пассажира, приветствовала его, приглашала внутрь… Казалось бы, говорила дежурные слова, положенные по инструкции, но мне тогда показалось, что для меня она выбрала не шаблонные фразы. Одним словом, у бедного солдатика закружилась голова от такой красотки!

Я не мог дождаться, когда начнут разносить напитки, чтобы еще раз вблизи получше разглядеть чудесную бортпроводницу. Потом ждал, когда начнут разносить обед. Всячески старался завладеть ее вниманием: просил принести еще стакан минеральной воды, интересовался, нет ли в меню коньяка или водки. Потом, достав свой блокнот, я стал писать признание в любви. В стихах! В общем, потерял голову от этой девушки окончательно и бесповоротно.

За семь часов полета я влюбился в стюардессу без памяти. Ближе к концу полета я передал ей свои стихи, которые она, конечно же, прочла где-то там, у себя за шторкой. Потом, проходя между кресел, она печально и очень
внимательно посмотрела мне в глаза, но ничего не сказала.

Захочешь — найдешь
В Новосибирске мне предстояла пересадка на самолет местных авиалиний. Я стоял на трапе рядом со стюардессой и… молчал. Потом все же решился спросить у нее адрес, куда мог бы писать ей письма. Она вновь пристально посмотрела мне в глаза: я не мог понять, что выражает ее взгляд. Потом она сказала:
— Дай блокнот и ручку.
Я достал записную книжку, она что-то написала на чистой странице и шепнула:
— Прочитаешь, когда сядешь в самолет, но не раньше.

Уже спустившись по трапу на землю, я оглянулся. Девушка стояла наверху, провожая выходивших пассажиров. Сверкала ее белозубая улыбка, а в глазах, как мне показалось, блестели слезы.
После взлета я наконец-то вынул из кармана записную книжку, открыл нужную страницу. Красивым, почти каллиграфическим почерком наискосок через всю страницу было написано: «Если очень захочешь, то найдешь. Надя».

Забудь про Надю!
Мой солдатский отпуск пролетел, конечно, очень быстро. Я вернулся в свою часть для дальнейшего прохождения службы.
Надя не выходила у меня из головы. Умом я понимал, что вновь встретиться с ней у меня практически нет шансов. И все же я решился на отчаянный шаг: оказавшись в увольнении, поехал в хабаровский аэропорт. Я надеялся на то, что встречу там свою Надю. Бродил по зданию аэропорта, но тщетно. Совсем отчаявшись, я подошел к справочному бюро. Там сидела уже немолодая, но еще достаточно симпатичная женщина.
— Я вас слушаю.

И я вдруг взял и рассказал этой женщине о том, что произошло со мной. Сочувственно вздохнув, она задала мне несколько вопросов, полистала какие-то журналы.
— У меня сын тоже сейчас в армии служит, как и ты. Вот тебе адрес отдела кадров челябинского аэропорта. Твоя Надя обслуживала рейсы этой авиалинии. Напиши туда. Может, они помогут.
Вернувшись из увольнения, я полночи просидел в красном уголке и писал письмо в отдел кадров челябинского аэропорта. И хотя не очень надеялся на то, что мне ответят, все-таки каждый день с огромным нетерпением ждал нашего почтальона. И вот однажды я все-таки получил письмо из Челябинска! Я ушел за казарму, залез в гущу сиреневых кустов и вскрыл конверт.
«Уважаемый товарищ! На Ваш запрос отвечаем: Надежда проходила практику на рейсах нашей авиалинии. Она является студенткой. Предлагаем Вам обратиться по месту ее учебы». В письме был указан адрес института.

Конечно, я тут же бросился писать Наде. Примерно через месяц мне пришел ответ: «Милый наш Володюшка. Зачем тебе нужна Надя? Здесь у нас много других хорошеньких девочек, выбирай любую. А твоя Надя вышла замуж, забудь о ней. Целуем».
По всей видимости, мое письмо попало не в те руки, и девчонки-студентки просто решили поприкалываться над влюбленным солдатиком.

Знакомые глаза
С той поры прошло около 30 лет. Я ехал в Сибирь поездом Адлер — Новосибирск. Соседи по купе попались веселые, общительные — парни с южным темпераментом. Они не давали покоя ни мне, ни другим пассажирам вагона, лезли ко всем с разговорами, с предложением познакомиться и приятно провести время в тесной компании. Особенно они досаждали своим вниманием молодой симпатичной проводнице. Та уже не знала, что и делать, потом пригрозила вызвать наряд милиции, если пассажиры не успокоятся.

К вечеру ее смена закончилась, и на пост заступила другая проводница, — уже в годах, строгая и серьезная женщина со следами былой красоты на опухшем лице. Она быстро привела в чувство моих попутчиков, и те, извиняясь и обещая больше не шуметь, заняли свои спальные места и мигом заснули. Я же стоял в тамбуре вагона, курил, думал о чем-то своем.
— Уроните пепел на пол — заставлю подметать! — раздалось вдруг за спиной. Я оглянулся: передо мной стояла проводница и строго глядела на меня. У меня отчего-то вдруг екнуло сердце: где-то я уже видел эти глаза. Я заволновался не на шутку.
— Простите, мы с вами раньше где-то встречались?
— Ну-у, началось! Все вы одним миром мазаны…

Хоть бы один что-нибудь новенькое придумал, чтобы познакомиться.
— Я не с этой целью интересуюсь. Просто мне кажется, что я вас уже встречал раньше. Но где, не помню.
— Не морочьте мне голову. Столько пассажиров было на моем веку, что они все для меня на одно лицо. Идите-ка отдыхать. Мне тут прибираться пора.

В служебном куле
Я вернулся в свое купе, улегся. Но сон не приходил. Я все еще видел перед собой глаза проводницы. В дверь купе
кто-то настойчиво постучал. Я поднялся. Это оказалась проводница.
— Все равно ведь не спите? Пойдемте со мной, напишете благодарность в нашем журнале.
Я прошел в служебное купе, уселся за маленьким столиком. Проводница положила передо мной журнал и ручку.
— Пишите.
— Что писать?
— Как хорошо и комфортно вам в этом вагоне и как хорошо и доброжелательно вас обслуживают. Вам это нетрудно, а нам — премия. На первой странице написан образец, посмотрите.
Я открыл журнал. Мне в глаза сразу бросился каллиграфический почерк проводницы! Я сразу узнал его…
— Простите, я сейчас вернусь, — сказал я и отправился к себе в купе. 

Достал из-под полки свой портфель, нашел записную книжку, в которой еще со времен армии записывал адреса и телефоны. Вернулся в служебное купе. Положил перед проводницей свою записную книжку, раскрыл нужную страницу. Она водрузила на нос очки.
— Если очень захочешь, то найдешь. Надя, — прочитала она, и слезы ручьем брызнули из ее глаз.

Не выдержало сердце
Надя долго плакала у меня на груди. Когда она успокоилась, я тихо сказал:
— Я же искал тебя в Челябинске и в институте, писал письма. Но мне пришел дурацкий ответ от каких-то твоих подружек, где они сообщили мне о том, что ты уже вышла замуж и чтобы я забыл тебя. Я решил, что не стоит мешать тебе. Моя жена несколько раз пыталась заставить меня, чтобы я вырвал из записной книжки страницу, где сохранилась твоя надпись, но я не мог. А почему ты работаешь проводницей?
— Я отработала стюардессой положенные шесть тысяч часов, и меня списали на землю. Подруга предложила пойти проводницей, и вот я здесь. Нужно кормить семью.
— А муж?
— Мы развелись, когда наш сын родился с ДЦП. Живу с ним под Новосибирском. У нас небольшой домик. А дочка с семьей в городе. Они взяли ипотеку на квартиру, вот я и корячусь на «железке», помогаю выплачивать. А если бы я тогда дала тебе свой адрес, то ты приехал бы ко мне? Только, пожалуйста, честно ответь.
— Приехал бы обязательно. Надо быть большим дураком, чтобы отказаться от такого подарка небес! Но жизнь все решила по-своему. Так бывает, к сожалению.

Той же ночью у меня случился острый сердечный приступ. Меня сняли с поезда и увезли в реанимацию города Омска. Все 10 дней, лежа в палате, я ждал, что сейчас туда зайдет моя Надя. Но она так и не пришла.
В приемном покое, забирая свои вещи и одежду, я обнаружил в кармане куртки сложенный тетрадный листок. Каллиграфическим почерком, наискосок, был написан адрес. И добавлено: «Если очень захочешь, то найдешь. Надя».

Комментарии запрещены.

Рейтинг@Mail.ru